Oncool.ru

Строй журнал
1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Розетка каб иэк 32а 3р е 380в ip44

Я и мой титр: что говорят числа из теста на антитела

По случаю третьей волны пандемии российские власти обещают дополнительно вакцинировать всех, кто уже переболел ковидом или успел от него привиться. Тем временем врачи пока не договорились окончательно о том, имеет ли смысл это делать — а если да, то через какое время после болезни или первой прививки. Гораздо удобнее, кажется, было бы принимать решение индивидуально, по результатам теста на антитела. Но и из него не всегда можно сделать однозначные выводы. Редактор N + 1 смотрит в результат своего теста и размышляет о том, почему так непросто получить нужные ответы от одного-единственного числа.

Мне повезло не заболеть ковидом ни в первую, ни во вторую волну, поэтому впервые я встретилась с коронавирусом (точнее, его S-белком) 25 декабря — вскоре после того, как вакцинацию «Спутником» разрешили для сотрудников СМИ. Сдавать тест на антитела после прививки мне тогда показалось бессмысленным: я не страдаю иммунодефицитом, поэтому, скорее всего, в моей крови они найдутся. А точный титр никакой информации мне не даст — все равно никто не знает, где проходит граница между защитой и уязвимостью.

Спустя полгода необходимый титр все еще неизвестен, но чувство защищенности слабеет. Говорят, что с новым, «индийским» вариантом вируса (о нем читайте в материале «От альфы до дельты») антитела могут справляться хуже, чем с прежними версиями — то есть, чтобы не дать вирусу меня заразить, их понадобится больше. Хватит ли их у меня? Моей прививке скоро исполняется полгода, не пора ли думать о следующей?

Ни один медицинский регулятор не советует принимать решение о вакцинации с опорой на титры антител. Более того, американская FDA вообще не рекомендует сдавать количественные тесты на антитела — не говоря уж о том, чтобы их расшифровывать самостоятельно. Ведомство предостерегает: неверно интерпретированный результат может подтолкнуть людей принимать меньше мер предосторожности и увеличить риск заражения.

У меня есть четыре причины интересоваться своим титром антител, несмотря на это предостережение.

  • Это единственная мера иммунитета, которая мне доступна. К тому же, любая московская лаборатория, в которую я могла бы прийти сдать кровь, предлагает мне узнать количество антител.
  • Это единственная мера моего иммунитета, которая будет доступна регуляторным органам — и на основании которой они будут, вероятно, принимать решение о том, что мне делать можно, а чего нельзя.
  • Эта мера интересует десятки ученых по всему миру — научные журналы и библиотеки препринтов полны работ, в которых они измеряют концентрацию антител у привитых и переболевших людей и ищут в них закономерности.
  • Несмотря на то, что антитела — не единственное и не главное оружие иммунитета (не стоит списывать со счетов Т- и В-клетки и противовирусные белки), есть случаи, когда они достоверно помогают. В США одобрены несколько препаратов на основе моноклональных антител. И если их достаточно, чтобы справиться с вирусом в организме больного, то почему не предположить, что и здоровому человеку они будут небесполезны?
Читать еще:  Как соединит розетка с узо

И вот я сижу перед бланком, на котором выбито «611.6+ AU/mL» — и пытаюсь понять, что это число для меня означает.

Что это за антитела?

Как и положено после вакцинации, я проверяла IgG — тип антител, которые отвечают за иммунологическую память и остаются в крови после того, как активная фаза войны с вирусом закончится. И это, конечно, антитела к S-белку коронавируса. После болезни иногда проверяют антитела к N-белку тоже, но у меня их быть не должно, поскольку я встречалась не с целой вирусной частицей, а только с конкретным поверхностным белком.

В бланке моего анализа значится «нейтрализующие антитела к RBD-домену S-белка». То есть в моей крови искали не любые антитела, которые могут прилипнуть к коронавирусной частице (их называют связывающими), а только те, что осядут на «отмычке», с помощью которой вирус должен связаться с клеткой, и помешают ему проникнуть внутрь (а вот это уже нейтрализующие). Строго говоря, в обычной коммерческой лаборатории никто не проверяет, правда ли под действием моих антител вирус не сможет заражать клетки — это довольно долго и дорого, понадобится выращивать культуру клеток и держать под рукой запас коронавируса (или его аналога, псевдовируса).

Поэтому используют тест-систему попроще: на плашку сажают известное количество рецепторов АСЕ2 («замок» для вируса), а в раствор заливают плазму крови и известное количество светящегося RBD-домена S-белка («отмычки»). Через некоторое время жидкость можно вылить и посмотреть, сколько светящихся отмычек все-таки попало в замочные скважины — и перевести это в концентрацию антител. Этот параметр коррелирует с результатами тестов на клетках, и считается, что его можно использовать как меру нейтрализации — хотя, вероятно, не все антитела, которые проявляют себя в таком суррогатном тесте, окажутся достаточно липкими и стойкими в реальной клеточной жизни.

Читать еще:  Как правильно называется сетевая розетка

В чем они измерены?

«AU» — это arbitrary unit, условные единицы, в которых измеряют концентрацию антител. Они напрямую не соответствуют ни миллиграммам на миллилитр (в которых обычно меряют концентрацию), ни титру (то есть предельному разведению, в котором антитела не теряют своей активности — этой метрикой часто пользуются иммунологи). Эти единицы — собственная шкала, которая работает только в пределах конкретной тест-системы, в моем случае — Abbott Architect. И у каждого разработчика эта шкала своя.

Чтобы как-то унифицировать результаты, ВОЗ ввела международный стандарт. Еще в июне 2020 года врачи взяли образцы крови от 11 переболевших ковидом людей и собрали из них эталон плазмы с антителами — что-то в духе метрологии прошлого, когда килограмм и метр «фиксировали» вещественно. Эту банку с плазмой назначили точкой отсчета и присвоили ей концентрацию в 1000 IU (международных единиц) и 1000 BAU (единиц связывающих антител) — чтобы по ней можно было калибровать и нейтрализующие, и связывающие антитела (хоть польза от них и разная, их концентрации коррелируют друг с другом). Теперь каждый производитель тест-систем может заказать себе такой образец и вычислить, как его собственную шкалу перевести в международную (вот пример).

У компании Abbott получился коэффициент 0,142 — то есть чтобы перевести мой результат в международные единицы, нужно разделить его на 7. Получается, что в моей крови 87 IU нейтрализующих антител.

Такой пересчет сделать может далеко не каждый, потому что не все производители тестов публикуют свои коэффициенты соответствия международному стандарту. Для тестов Roche это примерно 1:1 (на бланках московских лабораторий указан предел чувствительности в 250 IU, хотя в научных статьях значится предел в 2500 IU), для Diasorin 2,6:1 (то есть нужно умножить свой результат на 2,6). Для китайской тест-системы Mindray, которую используют, например, в институте Склифосовского, этот коэффициент у меня найти не вышло. А на бланках анализов из государственных поликлиник, которые прислали мне несколько друзей, производитель и вовсе не указан.

Читать еще:  Чем замазать коробку для розетки

С чем их сравнить?

На сайте любой клинической лаборатории (вот пример) есть раздел «интерпретация» — и нигде защитная концентрация антител не указана. Чтобы ее установить наверняка, нужны эксперименты с намеренным заражением (мы писали о них в материале «Болей за нас»): то есть нужно взять людей с известным титром антител, инфицировать их известной дозой вируса — и посмотреть, кто заболеет, а кто нет. Такие эксперименты начались только недавно, и об их результатах ничего пока не известно.

Поэтому мне остается только попробовать расположить себя на шкале от тех, у кого антител точно нет, до тех, у кого их заведомо много.

Нижняя граница этой шкалы показана прямо на бланке анализа: Abbott считает результат до 50 AU (то есть до 7 IU) отрицательным. Все, что выше, предлагается рассматривать как положительный ответ («антитела есть!») — но, напоминаю я себе, вместе с тем никто не обещает, что их окажется достаточно для защиты.

Предел чувствительности теста у Abbott — 40 000 AU. У него, однако, скорее химический смысл, чем биологический — это ограничение наложено конструкцией системы, а не максимальной мощью человеческого иммунитета. Поэтому полезнее будет сравнить себя с теми, кто уже переболел или вакцинировался.

Вот, например, данные по выборке из пяти сотен поляков. По этой шкале со своими 87 IU я похожа на человека, который не прививался, но все-таки переболел ковидом, правда без симптомов.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector